Ел жаңалықтары

КАЗАХСКИЙ ЦИЦЕРОН или как Серикжан Билаш пригвоздил к столбу позора прокуроров и следователей КНБ

На прошлой неделе в Нур-Султане прошло очередное судилище над лидером незарегистрированного объединения «Атажұртеріктілері», отстаивающего права этнических казахов в Китае, Серикжаном БИЛАШЕМ.

Он был задержан в ночь с 10 на 11 марта в одной из гостиниц Алматы, затем авиарейсом доставлен в Астану. Суд определил ему меру пресечения в виде домашнего ареста сроком на два месяца. По информации столичной прокуратуры, он якобы публично призывал к «джихаду», что по разумению прокуроров означает «войну против этнических китайцев». В столичном ДВД задержание объяснили тем, что он подозревается в совершении умышленных действий, направленных на возбуждение социальной и национальной розни.

Реакция МИРА

Ведущие мировые СМИ отреагировали на задержание Серикжана Билаша мгновенно. Уже на следующий день американский журнал Foreign Policy расценил действия казахстанских властей в отношении Билаша как «наступление на один из крупнейших первоисточников информации о созданной Пекином системе интернирования и попытку заставить замолчать критика политики Китая».

Reuters и британская Telegraph выразили опасения, что, задержав Билаша, казахстанское правительство «действует с целью угодить Китаю».

В посвященной задержанию Билаша авторской колонке, вышедшей в американской WashingtonPost, в частности, упоминается видео, опубликованное 10 марта. На этой видеозаписи сам активист подтвердил, что задержан, находится в Астане, и ему грозят обвинения в «возбуждении розни». Он добавил также, что не был похищен «ни китайцами, ни китайскими шпионами». Washington Post считает это заявление «малоутешительным, если отдавать себе отчет в том, какими длинными могут быть руки Китая, когда дело касается наказания его противников» – сообщил сайт Azattyq.org.

Англоязычный онлайн-ресурс Eurasianet называет Билаша «рупором Синьцзяна», его деятельность – источником дискомфорта для правительства в Астане, а последствия «потенциального падения «Атажұрт» как источника информации о происходящем в Синьцзяне «трудно переоценить».

Издание Diplomat цитирует «Азаттық»: «Астана хочет, чтобы он (Билаш – ред.) и ему подобные хранили молчание, потому что они обнажают слабость казахстанской политики… Арест Билаша демонстрирует, что Астана планирует отвечать на растущий градус беспокойства в своей обычной манере: тактикой запугивания, цель которой – заставить замолчать «трудных» людей. Билаш, как и многие, обвиненные в «возбуждении розни» в Казахстане, по всей видимости, будет обвинен, осуждён и отправлен за решетку. Или, как того опасается его жена, будет выдан Китаю».

Реакция других западных СМИ аналогична.

Мировая пресса внимательно наблюдает за тем, как казахстанские власти форсируют события вокруг Серикжана Билаша. А между тем несколько правозащитных международных организаций готовят документы для выдвижения его кандидатуры на Нобелевскую премию мира. С чем чёрт не шутит? Если получится, то Билаш станет первым казахом – лауреатом премии великого Нобеля. Однако из области глобальных «мечт» опустимся в грешные казахстанские реалии.

Конституция страны ГОРЬКО ПЛАЧУТ

С момента задержания Серикжана Билаша, это, если не ошибаюсь, четвертое судебное заседание по определению и продлению меры пресечения. Сначала на два месяца, потом – до 10 июня, потом – до 10 июля, и вот последнее. Причем все судебные заседания, по информации некоторых источников, проходят в выходные дни. Вот и 8 июля – день, когда, казалось бы, должны отдыхать и прокуроры, и судьи, тем не менее, оказался для них рабочим. Вопрос «почему?» риторический, и для человека, мало-мальски сведущего в казуистике нашей правоохранительной и судебной систем, в пояснениях не нуждается.

Суд по делу Серикжана Билаша – яркое и грустное подтверждение того, как органы государственной власти узурпируют нормы Конституции Казахстана и его Трудового кодекса. Такое может быть только в крайнем случае – или при военном положении, или при ЧС. Но ни то, ни другое ни до 8 июля, ни после ни в стране, ни в Нур-Султане объявлено не было.

К стыду своему, о суде по делу Билаша узнала близко к полуночи 8 июля. Спасибо фейсбуку! Утром следующего дня дважды просмотрела видео, выложенное в этой сети. Потрясена логикой, красотой и мощью билашовской речи, произнесенной на казахском языке. Первое, что пришло в голову – это нечто, подобное речам древнеримского оратора Цицерона, которые еще с античных времен стали эталоном, выдающимся образцом публичного жанра. Второе – для перевода речи Билаша нужен профессионал, даром слова не уступающий ему. Поскольку речь Билаша изобиловала идиомами (выражениями, присущими только данному языку-носителю, а потому не переводимыми со смысловой точностью), ее перевод, как мне кажется, не по плечу даже самому талантливому двуязычному журналисту. Поэтому для русскоязычного нашего читателя постараюсь очень кратко изложить суть речи Серикжана Билаша. Будучи произнесена им безо всякого театрального пафоса, в сдержанной тональности, она, тем не менее, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Не прокуроры, не следователь (кажется, из КНБ) стали обличителями Билаша, а он – обличителем порочности и даже антигосударственности сложившейся в Казахстане практики правоохранительной и судебной систем.

Первое, на чем он заострил внимание судьи – нарушение его прав как гражданина, когда из Алматы его депортировали в Астану, и суд определил меру пресечения в виде домашнего ареста. Дело в том, что под домашним арестом законодательство предусматривает пребывание подозреваемого если не по месту жительства, то по месту прописки. Серикжан Билаш, уроженец КНР, но гражданин РК, уже 20 лет прописан и живет в Алматы. То есть, под домашним заточением он должен находиться у себя дома. Его же, в нарушение закона, подселили в двухкомнатную квартиру, в которой на правах аренды проживают двое братьев со своими женами и четырьмя детьми. Дом находится в одном из самых неблагополучных, с точки зрения экологии и инфраструктуры, столичных районов. «Проблемы даже с холодным водоснабжением, приходится запасаться водой для унитаза. По ночам боремся с полчищами комаров», – констатирует подозреваемый. «Вопрос к прокурорам и следователю: что вам мешало следовать закону, а не вашим установкам, почему я уже четыре месяца должен жить в незнакомой мне семье, доставлять им неудобства?»

Уже четыре месяца Билаш под так называемым домашним арестом, а если точнее, то в своеобразной резервации.

Четыре месяца следователи КНБ, по его словам, проводят различного рода экспертизы. Сколько они еще продлятся, не известно даже Аллаху. Судя по всему, заказчики ареста Билаша, явно за неимением неопровержимых доказательств его вины по предъявляемому обвинению, пребывают в растерянности, потому из месяца в месяц продлевают срок меры пресечения. Причем в условиях, содержание в которых эксперты международных правозащитных организаций относят к разряду пыток.

Отсюда вопрос подозреваемого к следователю и прокурорам – скажите, пожалуйста, с точки зрения логики, как зависят сроки моего содержания под домашним арестом в Астане, в семьях совершенно не знакомых мне людей, от сроков получения результатов ваших экспертиз? Мое содержание здесь как-то влияет на проведение экспертиз, входит в противоречие, как-то тормозит их проведение и результаты? Почему бы мне не находиться под домашним арестом по месту моего фактического проживания, в Алматы? Чем бы это навредило результатам экспертиз?

Не получив ответа ни на один свой вопрос, Серикжан Билаш резюмировал действия органов прокуратуры, КНБ и решения судов: «Я не человек с улицы, который торгует картошкой. Я не депутат, не такая уж узнаваемая публичная личность. Я защищаю права казахов, проживающих в Китае, тех казахов, которые, имея гражданство КНР, не могут воссоединиться со своими семьями, находящимися в КНР. Я борюсь против дискриминации их прав по национальной принадлежности. Вас (следователя – ред.) за последний месяц вижу впервые, еле узнал. Почитайте мировые СМИ. Своими неправомерными действиями в отношении меня вы дискредитировали международный авторитет Республики Казахстан, нанесли трудновосполнимый ущерб ее имиджу. Это же масқара (позор)! Вы же все законы Казахстана, его Конституцию выставили перед всем мировым сообществом как никчемные бумажки! Вы вообще задумываетесь о международном авторитете Казахстана? Тема, которой я посвятил свою общественную деятельность, озвучена в резолюциях ООН, Европарламента, посвященных дискриминационной политике Китая в отношении этнических казахов. Информация о концлагерях в Китае имеется в открытом информационном доступе».

Пока говорил Серикжан Билаш, безусые прокуроры, следователь, явно только вылупившиеся из АО «Бала бақша «Айгөлек», судья хранили гробовое молчание. Да и что они могли ответить человеку, который по уровню своей образованности и интеллекта во сто крат выше их, который блестяще владеет пятью иностранными языками?

Кстати, это судебное заседание прошло без участия адвоката подозреваемого Айман Умаровой. Как я поняла, ее даже не удосужились предупредить. Вот как!

Жумабике ЖУНУСОВА,

Datnews

Пікір жазу үшін басыңыз

Пікір қалдыру

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ең танымал

https://kazakhshumanright.org/?p=4542
жоғары